В чем заключается незаконность национализации ПриватБанка

Кредиторы, потерявшие деньги в ходе национализации банка, могут вернуть их

В конце декабря правительство национализировало крупнейший в Украине ПриватБанк. При этом по процедуре bail-in обязательства финучреждения перед связанными лицами и рядом необеспеченных кредиторов на 29,4 млрд грн ($1,3 млрд) конвертировали в его капитал. Среди прочего, в капитал зачислили субдолг со сроком погашения до февраля 2021-го года и еврооблигации  с погашением в январе-феврале 2018 года. Общая сумма потерь кредиторов по этим инструментам составила $555 млн.

Министерство финансов и Нацбанк, выступая от лица правительства, утверждают, что их действия в случае с  bail-in были правомерными. Они обосновывают это тем, что  их главной задачей была защита средств населения, а не профессиональных инвесторов. Переход ПриватБанка в собственность государства без обязательств по ценным бумагам, исходя из официальных заявлений, якобы согласован с МВФ и предусмотрен украинским законодательством. Так ли это на самом деле?

Процедура вывода неплатежеспособного банка с рынка при участии государства определена законами «О Национальном банке Украины» и «О системе гарантирования вкладов физических лиц». Специально под ситуацию с ПриватБанком Совет национальной безопасности и обороны Украины (СНБО) 18 декабря 2016 года также принял решение «О неотложных мерах относительно обеспечения национальной безопасности Украины в экономической сфере и защиты интересов вкладчиков».

Читайте также: ПриватБанк вдвое увеличит объемы кредитования граждан

Последним документом фактически и было утверждено решение о капитализации банка при участии государства. А постановление Кабинета Министров № 961 санкционировало приобретение государством в лице Министерства финансов акций банка в полном объеме за одну гривну с последующей докапитализацией финансового учреждения.

Действительно статьей 41-1 закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц» предусмотрен порядок вывода неплатежеспособного банка с рынка при участии государства, согласно которой, приобретая в свою собственность неплатежеспособный банк, оно выступает в качестве инвестора. Но ни эта статья, ни другие нормативно-правовые акты, регламентирующие вывод банка с рынка при участии государства, не предусматривают аннулирования обязательств банка по ценным бумагам. В той же статье 41-1 предусмотрена обязанность Министерства финансов предоставлять средства или облигации внутреннего государственного займа для обеспечения своевременного выполнения банком своих обязательств, правда, при условии, что капитал банка является положительным.

Не соответствует перевод обязательств банка перед держателями еврооблигаций в его капитал без возмещения стоимости ценных бумаг и международному законодательству. В частности, положениям соглашений о взаимной защите инвестиций, заключенным Украиной с государствами, резидентами которых являются держатели еврооблигаций. Ни МВФ, ни законодательство Украины не могли дать Нацбанку и Минфину полномочия безвозмездно, то есть даром, зачислять обязательства перед кредиторами банка в его капитал.

Процедура bail-in — это не украинское ноу-хау.  Ее проводили и в других странах мира. Через  это проходили кипрские Cyprus и Laiki Bank (bail-in  в чистом виде), а также банки Португалии, Греции и Исландии (bail-out, при котором банки были восстановлены за счет средств налогоплательщиков). Во всех случаях инвесторам банков удавалось договориться с правительствами или добиться решений судов о выплате им справедливой компенсации.

Читайте также: СБУ идет «по пятам» Гонтаревой

На позитивные судебные решения могут рассчитывать и держатели еврооблигаций ПриватБанка. На мой взгляд, возможно как восстановление кредиторов Привата в их правах на условиях, существовавших до национализации банка, так и возмещение реальной стоимости евробондов и компенсации упущенной выгоды (справедливой компенсации).

В соответствии с Конституцией Украины, личная собственность является неприкасаемой. Это положение полностью соответствует первому протоколу Европейской конвенции по правам человека. Владение еврооблигациями фактически является инвестицией в экономику Украины и осуществление процедуры bail-in позволяет задействовать механизмы защиты прав инвесторов, предусмотренные соглашениями о взаимной защите инвестиций, а также UNCITRAL (Комиссии организации Объединенных наций по праву международной торговли).

Для защиты своих прав держателям еврооблигаций Приватбанка необходимо добиться подтверждения правового статуса ценных бумагь и неправомерности перевода прав собственности на них без проведения оценки. Это вполне возможно в диалоге с Нацкомиссией по ценным бумагам и фондовому рынку, Национальным банком, Минфином и Фондом гарантирования вкладов физических лиц. А через Государственную фискальную службу как орган налогового контроля, можно получить подтверждение убытков держателя еврооблигаций, что позволит добиваться вышеуказанной справедливой компенсации. Также нужно обратиться за помощью в офис бизнес-омбудсмена и инициировать уголовные производства в отношении руководства НБУ и Министерства финансов.

Параллельно возможно и необходимо вести судебные разбирательства на национальном уровне (оспаривание законности процедуры bail in в системе административных судов Украины), а также международном уровне (лондонский арбитраж (LCIA), Европейский суд по правам человека). В Европейском суде по правам человека возможна защита не только физических, но и юридических лиц, поскольку существует практика суда, по которой субъектом обращения может быть каждый («every»), в том числе и юридические лица, чьи права были нарушены.

Читайте также: Банковская тайна в Украине может быть раскрыта

В рамках судебных процедур держателям еврооблигаций ПриватБанка необходимо осуществить арест корсчетов финучреждения, а также Нацбанка (депонирование сумм под исполнение будущего решения суда). Заявления отдельных лиц о невозможности осуществления такого ареста —  нонсенс. Это уже подтвердил немецкий банк Commerzbank AG, арестовавший более $17 млн на корсчету ПриватБанка. А в спорах с Проминвестбанком много лет назад арестовывали и счета НБУ. Это значит, что кредиторы ПриватБанка могут также рассчитывать на успех в судебных разбирательствах.

Виктор Мороз, управляющий партнер адвокатского объединения Suprema Lex

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *